Сказки и Притчи

Поиск в форумах  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Получать новые сообщения этой темы на почту
RSS
Сказки и Притчи, Познавательно
 
Благодаря подсказке от Esmeralda в одной из тем форума прочитала сказку-притчу *Фея с топором*.
Размещу ее здесь, она этого достойна :)


Жила-была одна Фея. Добрая. Очень.

Мало того, что она с отличием и похвальной грамотой закончила Унифейситет Волшебных Наук по специальности «универсальная фея», так и потом еще неустанно овладевала все новыми и новыми приемами, заклинаниями и рецептами на всевозможных курсах, слетах и шабашах. В результате в ее Волшебном Ридикюле, который имеется у каждой дипломированной Феи, накопилось немало рабочих инструментов – с их помощью можно починить любую сломанную судьбу и разрулить любую трудную ситуацию.

Какая-нибудь Злая Волшебница прятала бы эти магические предметы от посторонних глаз, а за помощь брала бы немалую плату деньгами или услугами. Но наша Фея была очень отзывчивая и помощь оказывала исключительно бескорыстно. Ее даже просить не надо было – она сама всегда оказывалась в нужном месте в нужную минуту. Мысленно она себя так и называла – Палочка-Выручалочка. Ей казалось, что для Доброй Феи это самое подходящее имя.

Поэтому, когда ее вызвали к Верховной Фее, она очень воодушевилась: была уверена, что ей хотят вручить Большой Благодарственный Бантик – эта награда у фей очень ценится, они украшают ею свои волшебные наряды. Но разговор с самого начала приобрел совершенно неожиданный и очень неприятный оборот.

- Ну и что ты там опять нафеячила? – огорошила ее вопросом Верховная Фея.

- Я? – озадачилась Палочка-Выручалочка. — Да я много что нафеячила, тружусь, не покладая рук.

- Или топора? – ехидно спросила Верховная.

- Топора? Извините, не поняла…

- Ты – да не поняла? Не может быть! Ты ж у нас волшебная на всю голову, и Ридикюль у тебя самый большой во всем Сказочном Королевстве. Ты к нему еще колесики не приделала?

Верховная Фея была явно рассержена. Пожалуй, даже почти разгневана. А чтобы вывести столь воздушное существо из себя – это еще нужно сильно постараться.

- Ах, да в чем же дело? – в смятении пролепетала Добрая Фея.

- Дело в тебе! – зловеще проговорила Верховная. – Ты знаешь, что тебя уже все боятся? Ты знаешь, что тобою пугают непослушных детишек? Ты знаешь, что мирное население тебя называет Фея-с-Топором?

- Что??? — наша Фея была совершенно ошеломлена. – Почему «с топором»? Почему «боятся»?

- Тебе лучше знать. Правда ли то, что ты гналась за девицей по имени Бера из соседнего села, пока она не заперлась от тебя в погребе?

- Я не гналась… я догоняла… у нее были некоторые проблемы, а я знала, как их решить!

- Но она, похоже, вовсе не расположена была принимать твою помощь?

- Ах, она еще так молода и неопытна! Она просто не осознавала всех возможных последствий… а я хотела ей помочь… именно поэтому я стремилась ее догнать!

- Угу. Догнать, прижать к стенке и причинить добро. Я так и поняла. А как ты объяснишь тот случай на реке?

- Ах, на реке? – густо покраснела Палочка-Выручалочка. – Но это было простое недоразумение.

- Ну конечно, недоразумение! – всплеснула руками Верховная. – Человек недавно научился плавать, решил потренироваться… и тут сверху на него пикирует некое крылатое создание, которое, трепеща крыльями, неотвратимо влачит несчастного к берегу, приговаривая: «О, не беспокойтесь, я вас спасу!», невзирая на его протестующие вопли.

- Но он так неуклюже барахтался, он же мог утонуть! Я просто протянула ему руку помощи… – запротестовала Палочка-Выручалочка.

- … и помешала ему научиться как следует плавать, - закончила за нее Верховная. – А что это за история с городским советом?

- Вам и это известно? – поджала губки Добрая Фея. – Нажаловались все-таки! Не понимаю, что я им плохого сделала?

- Так что же там произошло?

- Они там решали разные вопросы… Я случайно пролетала мимо, остановилась послушать и поняла, что они многого недоучитывают, а кое-где даже ошибаются. Это потому что им не хватает знаний и опыта. А я как раз закончила обучение на курсах Новейших Магических Технологий и просто попыталась поделиться с ними инструментами…

- Да-да, я в курсе. Ты попыталась всучить им отбойный молоток и бензопилу. От каковых они отказывались, сначала вежливо, а затем настойчиво.

- Очень настойчиво, — созналась Фея, припомнив отнюдь не парламентские выражения, которые вылетали из уст почтенных горожан. – Но почему они так разволновались? Что плохого в бензопиле или отбойном молотке?

- Если не учитывать, что бензин им неизвестен, а электричество еще не изобрели, то совсем ничего. Все это понадобится им… – Верховная Фея заглянула в свой магический шар, — лет эдак через пятьсот. До этого времени они предложенные тобой инструменты не применят и не оценят. Эти тяжелые железяки будут лежать мертвым грузом, ржаветь и вызывать чувство вины и досады.

- Но я ведь от всей души, от чистого сердца, из лучших побуждений! – огорченно воскликнула Добрая Фея. – Я желала им всем только добра!

И Палочка-Выручалочка горько-прегорько расплакалась.

- Ну-ну, прекрати немедленно! Нечего разводить сырость, иначе тебе придется долго сушить крылышки, — остановила ее Верховная. – Я тебе верю. Скажу по секрету: лет триста назад я и сама такая была: творила добро с таким пылом и жаром, что даже мыши и зайцы предпочитали отсиживаться по норкам.

- Но ведь мы, феи, предназначены как раз для того, чтобы творить добрые дела! –обиженно сказала Палочка-Выручалочка. – В Унифейситете нам об этом твердили на каждой лекции!

- Смотря что считать добрыми делами, — задумчиво сказала Верховная. – Дитя мое, помощь может расцениваться как добро только тогда, когда она востребована и уместна. Но и здесь следует подумать, не ослабишь ли ты этим того, кто попросил о помощи.

- Как можно ослабить кого-то Добром?

- Очень даже легко. Одно дело, если ты дала подсказку или научила чему-то новому. Но совсем другое, если ты с помощью своего волшебства сделала дело за другого. И уж совсем плохо, когда ты, выполняя его просьбы, приучила его к ничегонеделанию. Тогда он и в следующий раз будет надеяться на добрую тетю… то есть фею. А тебя ведь может и не оказаться рядом!

Палочка-Выручалочка пригорюнилась и шмыгнула носом:

- Да, меня о помощи обычно никто и не просит, но я искренне это делаю. Уже несколько раз говорила себе: не просят – не суйся, но потом опять кого-нибудь становится жалко, или просто человек симпатичен, и я знаю, как ему помочь… и все, начинается! Ничего не могу с собой поделать!

- Тссс! Считай, что я этого не слышала. Иначе ты можешь потерять свой диплом «универсальной феи». Ведь если Фея сама ничего с собой не может поделать – как она может творить чудеса для других???

- Нет, нет, нет! Я хочу оставаться Феей! Но я вовсе не хочу быть Феей-с-Топором, и чтобы мной пугали ребятишек! Что же мне делать?

- Твою бы энергию, да в мирное русло! – посетовала Верховная. – Знаешь что? А открой-ка свой Волшебный Ридикюль!

Палочка-Выручалочка с готовностью открыла хранилище инструментов.

- Вот это разводной ключ – верное средство при разводах. Руль – разруливает любые ситуации. Лом – отличный способ пробиться на прием к чиновникам, «против лома – нет приема», слышали? Топор – разрубает с плеча любые непреодолимые препятствия. А вот еще…

- Достаточно, — кивнула Верховная. – Скажи мне, дорогая, зачем ты накопила столько инструментов?

- Чтобы помогать людям! Иначе зачем жить???

- Зачем жить? А зачем живут феи? Чтобы радовать мир и радоваться миру! Чтобы танцевать при луне, играть чудесную музыку и навевать своими крылышками волшебные сны! Чтобы люди, видя нас, верили в чудо и стремились научиться их творить! А веру в чудеса топором не вырубишь, насильно в карман не сунешь. И палочка-выручалочка должна приходить, когда человек ее выстрадал, вымечтал и заслужил. Иначе он никогда не дорастет до самостоятельного Чуда!

- И что мне, выбросить, все это, что ли? – огорченно спросила Фея. – Жалко же…

- Зачем же выбрасывать такие замечательные вещи? Открой Музей Волшебных Инструментов. Или подари их школьникам – пусть осваивают чудодейство. А можешь устроить распродажу – тогда каждый инструмент будет по-настоящему ценным для того, кому он достался.

- Я придумала! – вскричала Фея. – Я открою Школу Юных Фей! Со вступительными экзаменами и предварительным собеседованием! Там будут учиться только те, кому это по-настоящему интересно! Вот там мне и пригодятся все мои волшебные штучки из Ридикюля. И гоняться ни за кем не придется – сами придут.

- Умница! – восхитилась Верховная Фея. – С удовольствием буду вести уроки по фейской этике в твоей школе. Чтобы поменьше было в мире Фей-с-Топором, а побольше – просто Фей! Пожалуй, стоит вручить тебе Большой Благодарственный Бантик за такую замечательную идею!

- Я прикреплю его над входом, — мечтательно сказала Добрая Фея. – Это будет и красиво, и поучительно, и не даст мне забыть, что Учитель должен появляться, когда Ученик готов.

С тех пор прошло время, и Школа Юных Фей уже открыта. Вы тоже можете в нее поступить! Или даже преподавать в ней – если вы уже фея и накопили слишком много знаний для того, чтобы носить их в себе. А может, вы откроете свою школу? Или музей? Главное, чтобы над головами людей поменьше реяли разные Феи-с-Топором, чтобы догнать и причинить неотвратимое добро!

Автор: Эльфика
Была ли полезна информация?
 
Линия Жизни

Однажды Люсе по руке гадали, и сказали, что линия жизни у нее прямо завидная, длинная и ровная, а в конце у нее ну очень светлое будущее! А еще сказали, что у нее имеются четкие жизненные ориентиры. Главное – этим самым ориентирам следовать, и все – пройдешь по линии жизни легко и весело, как по приморскому бульвару, с радостью и удовольствием.

Люсю гадание впечатлило, она в это дело крепко поверила и стала жить, как предсказано было. Ведь если во что-то веришь – оно сбывается! Нет, не то чтобы совсем без проблем – конечно, случались какие-то неприятные события, но Люся на них внимания особо не обращала – чего ж морочиться, когда у нее жизненные ориентиры ясные и понятные? Люся и не металась – шла по линии жизни, как по столбовой дороге, от вехи до вехи и еще дальше. Светлое будущее аж до горизонта просматривалось!

Так вот шла себе, шла, и не сразу заметила, что линия жизни куда-то исчезла, а местность вокруг нее странно изменилась: кругом какие-то холмы и лощины, поля-перелески, а из-под ног множество тропинок убегает в разные стороны, путаются меж собой, пересекаются. Хотела было по жизненным ориентирам свериться – ан нет, пропали куда-то ориентиры. Смотрит в будущее – а его туманной дымкой заволокло, ничего не разглядеть…

Тут уж Люся забеспокоилась, приостановилась, по сторонам оглядываться начала. Куда податься? По какой тропинке идти? Что там, впереди? Вот ведь как хорошо было – все ясно и понятно, а тут… Где она, линия жизни? Куда каждая из этих тропок ведет? Совсем Люся растерялась…

- Эй, есть кто живой? – закричала она. – Люди, отзовитесь! Подскажите дорогу!

- Иди сюда, — позвали ее из-за ближайшего холма.

- Куда «сюда»? Я не вижу!

- На голос иди! Извини, не могу сама подойти, а то нить потеряю.

Пошла Люся на голос, обогнула холм, и что же видит? – идет по полю старуха, на плече у нее моток красной веревки, а конец вдаль тянется, и не видать, где начало. А на поле еще веревки разноцветные в беспорядке разбросаны – синие, красные, зеленые, желтые, всякие разные. Пересекаются в разных вариациях не хуже ее тропинок.

- Здравствуйте, бабушка, — поприветствовала Люся. – Бог в помощь!

- И тебе, моя хорошая, — отозвалась старуха, приостанавливаясь.

- Вы не подскажете, где тут дорога?

- А везде, — охотно отозвалась бабка. – Где идешь – там и дорога.

- Ну как «где идешь»? – не поняла Люся. – Я вот раньше шла, так линию жизни ясно было видно, и жизненные ориентиры четкие имелись. А потом все как-то – ррраз! – и изменилось. Куда идти – непонятно, что впереди – неясно. Вот я и стала на помощь звать. Заплутать боюсь, запутаться.

- Ах ты, лапушка моя! – рассмеялась старуха. – Заплутать она боится… Запутаться! А ты не бойся! Из путаницы знаешь какие узоры получаются? Вон, не хуже моих!

- А что у вас за узоры? – поинтересовалась Люся.

- А ты нешто не видишь?

- Нет… Вижу веревки цветные, по полю разбросанные, и все. А узора – нет, не вижу.

- Это потому что ты смотришь не с того ракурса, — объяснила старуха. – Вот если на холмик взберешься, совсем другая картина будет.

- Аааа… Ну, понятно. А зачем вы их тут разбрасываете?

- Так Узоры Судьбы сплетаю, — просто объяснила старуха. – Имя у меня, видишь ли, такое – старуха Судьба. Так меня люди называют.

- Ох, очень приятно, уважаемая Судьба! А меня Люсей зовут, простите, что сразу не представилась.

- Ничего, не мудрено, что забыла. Ты ж такая потерянная была! Сейчас вот вроде как нашлась немного…

- А моя судьба тут имеется?

- Конечно, девочка моя. Я ведь не чью-то конкретную судьбу плету – только общую канву. А по ней уж каждый сам себе судьбу высматривает.

- Это как – «высматривает»?

- Да как? Кто как может! Тут правил нет. Хочешь – с земли смотри, одна картина получится, та, что попроще. Хочешь – на холмик поднимись, тут уже другой узор. А если с высоты птичьего полета – вообще изумительные картины открываются. Так что соображай сама, с какой точки зрения судьбу себе выбирать.

Люся недолго думала.

- Так, где тут ближайший холм? С земли я уже посмотрела — ничего не поняла. Надо с возвышенности!

- Помоги мне эту красную нить по полю размотать, тогда я тебе компанию составлю, — предложила старуха Судьба и вручила Люсе моток веревки.

Пошли они по полю, Судьба впереди, поводырем, а Люся сзади. Да не прямо пошли, а замысловато, зигзагами.

- А зачем мы все время такие крутые повороты делаем? – спросила Люся.

- А это чтобы жить интереснее было! – захихикала старуха. – Если все прямо да прямо, какой тогда интерес? Так и заснуть на ходу можно, от монотонности-то и однообразия, и жизнь наскучит аж до оскомины. А вот когда судьба виражи делает – это мобилизует, думать заставляет и шевелиться, по сторонам смотреть да новые пути искать.

- Это точно, — согласилась Люся. – Я вот шла-шла, сзади прошлое, впереди – будущее, под ногами – дорога столбовая, уже и задумываться перестала. А как туман заклубился да ориентиры потеряла – так сразу мозги включились!

- Я и говорю, без зигзагов – никак невозможно, — кивнула Судьба. – Да и узор, он же причудливый, прихотливый должен быть, тогда прямо как персидский ковер получается. А если по прямой выкладывать – выйдет какой-нибудь половичок пестротканый, для прихожей, ни полета в нем, ни фантазии.

- Так, может, и у меня линия жизни просто зигзаг сделала? – предположила Люся.

- Может, да. А может, и нет, — не стала возражать Судьба. – Посмотришь с высоты – понятнее станет.

Так, за разговором, размотали они веревку до самого конца. А конец как раз у подножья холма и случился. Стали они наверх подниматься, идут, друг другу руку подают, лезть помогают – то Люся Судьбе, то Судьба Люсе. Наконец, Судьба и говорит:

- Ну все, пришли. Вершина!

Люся посмотрела вниз, на поле, а оно такое огромное! И все цветными линиями переложено вдоль, поперек, по диагонали и вообще незнамо как. Как на контурной карте, только еще замысловатее. Правда, вроде уже и узор какой-то просматривается.

- Нравится? – спросила Судьба.

- Ну, в общем да, ярко так, пестренько, — вежливо ответила Люся.

- А что видишь-то, что?

- Цветные линии вижу, много. Такой абстрактный узор, как у современных художников.

- Вишь как, — хохотнула польщенная Судьба. – Да уж конечно, куда современнее, раз сама старуха Судьба узоры плела! Ну что, как там с линией жизни, узрела?

- Не вижу ничего, — призналась Люся. – Вообще сплошная путаница и неразбериха. Хотя и красиво, и глаз радует.

- Ага! Стало быть, тебе еще выше надо подняться, — понимающе кивнула Судьба. – Видать, ты свои горизонты уже давно переросла…

- Это как, бабушка?

- Вот сама подумай. Пока ребенок маленький, он в манежике живет, и весь его мирок там умещается. А когда поползет, у него границы мира расширяются, и хочется знать, а что там, за бортиком. Так?

- Конечно. Нельзя же всю жизнь в манежике просидеть! – засмеялась Люся.

- Вот он по комнате ползает, все углы исследует. А когда ребенок на ножки встанет и бегать начнет, у него ракурс зрения изменится? Как думаешь?

- Ну разумеется! – почувствовала себя увереннее Люся. – Он будет исследовать уже не углы, а тумбочки и столы. А когда подрастет – и до верхних полок доберется!

- Ага, точно. А еще есть двор, и район, и город, и страна…

- И континент, и планета, и космос, — подхватила Люся.

- Ну вот видишь, все правильно понимаешь! – обрадовалась Судьба. – Мир из манежика и мир из космоса – это ж совсем разные картины, хотя мир-то, по сути, один и тот же!

- А где тут есть гора повыше? Может, мне на нее взобраться?

- Можно и взобраться, — пожала плечами Судьба. – Только зачем тебе? Ты так… взлетай и смотри!

- Бабушка, да вы что? – рассмеялась Люся. – Как это «взлети»? Я ж не птица, а человеку крыльев не предусмотрено!

- Да ну??? Кто тебе такую глупость сказал? – ужасно удивилась старуха Судьба. – Нашла, кому верить. Для человека все предусмотрено! Не все только в узоре Судьбы свое отыскать могут. А ну, смотри внимательно! Ищи себе крылья!

Люся старательно таращилась на узоры, раскинувшиеся внизу, но видела только цветные линии, которые складывались в разные геометрические фигуры. Треугольники, параллелограммы, синусоиды, зигзаги, и никаких кры…

- Вижу!!! – вдруг завопила она. – Вон там, там узор складывается в планер!!! Вон крылья, вон кабина, вон хвост!!!

- Стало быть, Судьба посылает тебе планер, — важно сказала старуха. – Раз ты так увидела…

И тут же, как по волшебству, рядом приземлился самый что ни на есть настоящий планер, из кабины весело махал рукой пилот в очках и шлеме, а за ним было еще два свободных места.

- Пойдем, с тобой слетаю, — решила Судьба. – Мне и самой интересно на свои узоры взглянуть с высоты птичьего полета.

Планер взмыл, и поле вмиг отодвинулось, стало маленьким, как лоскутное одеяло. И вдруг увидела Люся, что там, внизу, словно мозаика цветная, а из нее целые картины складываются. Увидела она в узорах и людей, и деревья, и птиц невиданных, и большие города, и дальние страны. И вроде даже себя увидела, танцующую при луне, на берегу какого-то дивного водоема. Она и не помнила, когда в последний раз вот так танцевала.

- Вижу! Вижу узоры Судьбы! – ликующе крикнула она. – Господи, счастье-то какое!

- Это все твое! – прокричала ей в ухо старуха Судьба. – Твоя судьба, раз ты ее такой видишь!

Тут Люся спохватилась – где ж ее линия жизни проходит? И вдруг поняла, что линия жизни у нее расширилась невероятно, и туда входит и все разноцветное поле, и еще другие поля, и прилегающие холмы, и паутинка тропинок, разбегающихся в разные стороны…

Она посмотрела в будущее и увидела, что полоса тумана скоро закончится, а там, впереди… океан! Огромный, синий, искрящийся, бескрайний!

- Это – цель, — разъяснила старуха. – Все капельки стремятся слиться с Океаном, чтобы почувствовать себя Единым Целым!

- А как к нему прийти? – спросила Люся, и вдруг сама увидела: все, абсолютно все тропинки и дороги в конечном итоге выходили к Океану.

- Правильно понимаешь, — подтвердила старуха, словно угадав ее мысли. – Выбирай самую симпатичную тропинку, чтобы шагать радостно было – и вперед, к цели! Радость жизни – вот твой единственный ориентир. Океан тебя ждет, даже не сомневайся. Он всех ждет.

«Интересно, а корабль с алыми парусами там будет?», — подумала Люся.

И не успела мысль до конца довести, а на синей глади океана уже появился, откуда ни возьмись, белоснежный корабль, и паруса были самые что ни на есть алые – как придумалось!

- Откуда он нарисовался? – ахнула Люся.

- Ты и нарисовала, — засмеялась Судьба. – Тому, кто поднимается выше страхов и сомнений, вся картина открывается, целиком! Вот тогда человек сам может рисовать узоры своей судьбы! Все, что захочет!!!

И Люся тоже засмеялась, раскинув руки, как крылья. Теперь линия жизни была ей совершенно ясна.

Автор: Эльфика
Была ли полезна информация?
 
Притча о цене желания

Пожалуй, лучшая притча о том, как заставить желания работать.

На задворках Вселенной находился один магазинчик. Вывески на нем давно уже не было – её когда-то унесло ураганом, а новую хозяин не стал прибивать, потому что каждый местный житель и так знал, что магазин продает желания.

Ассортимент магазина был огромен, здесь можно было купить практически всё: огромные яхты, квартиры, замужество, пост вице-президента корпорации, деньги, детей, любимую работу, красивую фигуру, победу в конкурсе, большие машины, власть, успех и многое-многое другое. Не продавались только жизнь и смерть – этим занимался головной офис, который находился в другой Галактике.

Каждый пришедший в магазин (а есть ведь и такие желающие, которые ни разу не зашли в магазин, а остались сидеть дома и просто желать) в первую очередь узнавал цену своего желания.

Цены были разные. Например, любимая работа стоила отказа от стабильности и предсказуемости, готовности самостоятельно планировать и структурировать свою жизнь, веры в собственные силы и разрешения себе работать там, где нравится, а не там, где надо.

Власть стоила чуть больше: надо было отказаться от некоторых своих убеждений, уметь всему находить рациональное объяснение, уметь отказывать другим, знать себе цену (и она должна быть достаточно высокой), разрешать себе говорить «Я», заявлять о себе, несмотря на одобрение или неодобрение окружающих.

Некоторые цены казались странными – замужество можно было получить практически даром, а вот счастливая жизнь стоила дорого: персональная ответственность за собственное счастье, умение получать удовольствие от жизни, знание своих желаний, отказ от стремления соответствовать окружающим, умение ценить то, что есть, разрешение себе быть счастливым, осознание собственной ценности и значимости, отказ от бонусов «жертвы», риск потерять некоторых друзей и знакомых.

Не каждый пришедший в магазин был готов сразу купить желание. Некоторые, увидев цену, сразу разворачивались и уходили. Другие долго стояли в задумчивости, пересчитывая наличность и размышляя, где бы достать еще средств. Кто-то начинал жаловаться на слишком высокие цены, просил скидку или интересовался распродажей.

А были и такие, которые доставали все свои сбережения и получали заветное желание, завернутое в красивую шуршащую бумагу. На счастливчиков завистливо смотрели другие покупатели, судача о том, что, хозяин магазина – их знакомый, и желание досталось им просто так, без всякого труда.

Хозяину магазина часто предлагали снизить цены, чтобы увеличить количество покупателей. Но он всегда отказывался, так как от этого страдало бы и качество желаний.

Когда у хозяина спрашивали, не боится ли он разориться, то он качал головой и отвечал, что во все времена будут находиться смельчаки, готовые рисковать и менять свою жизнь, отказываться от привычной и предсказуемой жизни, способные поверить в себя, имеющие силы и средства для того, чтобы оплатить исполнение своих желаний.

А на двери магазина уже добрую сотню лет висело объявление: «Если твое желание не исполняется – оно еще не оплачено».

Автор: Минакова Юлия
Была ли полезна информация?
Страницы: 1
Получать новые сообщения этой темы на почту
Читают тему
Популярные товары
Популярные публикации

Мир, в котором мы живем – это люди, это общение, это взаимодействие между людьми. Все чего мы хо...

Этот прогноз на неделю составлен для того, что бы Вы эффективно спланировали Ваших действия ...

 

Популярные темы форума

Cвежие посты форума













ПОДПИШИСЬ

НА РАССЫЛКУ

И ПОЛУЧИ

БЕСПЛАТНО

КНИГУ

И УЗНАВАЙ ПЕРВЫМ ОБО ВСЕХ САМЫХ

ИНТЕРЕСНЫХ СОБЫТИЯХ ФЕН-ШУЙ